Tags: Собачья жизнь

У Волчарки случился оскольчатый перелом шаблона.

   В принципе, Волчарка любит кошек. В основную программу входит: догнать, поймать и облизать. Правда, при этом, объяснить среднестатистической кошке, что 35 килограмм волчарятины несутся к ней с целью лобызания -- нереально. Поэтому, обычно, при виде Волчарки наставившей уши в сторону цели, любая здравомыслящая и психически нормальная кошка старается резво покинуть зону боевых действий и грамотно укрыться на местности. Но...
   У одного из домов появилась с неделю назад кошка. Самая обычная, московская помойная. Чёрная. Облюбовала себе участок зелёнки, где и проживает. Кормится очень интересно. Ну, голуби и прочая мелочь это понятно. Здесь же имеется более грамотный подход с учётом человеческой психологии. Кошка садится на тротуаре на границе своих домашних владений и ждёт. Ждёт людей. Перекрывает отходы и танкоопасные направления, после чего начинает громко мурчать и тереться об ноги. Насколько это действенно, сложно сказать, но количеству баночек Шебы и прочих, достаточно дорогих кормов позавидует иной магазин. Там у неё в кустах запрятан домик (возможно даже с котятами) около которого и плошки с водой и всё что хочешь.
   Подходим к владениям. От траверса домика навстречу отходит женщина с ребёнком. Кошка явно их провожает. Дистанция метров 15. Волчарка видит кошку и замирает. Кошка тоже видит Волчарку...
   И с хрустом ломает привычные Волчаркины шаблоны. Вместо того чтобы броситься назад и укрыться, кошка спокойно идёт навстречу. Волчарка немедленно фалломорфировала. Сначала села, а потом и залегла. К такому жизнь её не готовила. На всякий случай оглянулась, нет ли вокруг котят. Случай с групповым нападением котят на Волчарку она запомнила очень хорошо. Вокруг никого. Кошка продолжает медленно приближаться. Останавливается метрах в трёх и начинает разглядывать Волчарку. У Волчарки на морде написано что-то вроде "Престарелая Звезда в ахуе". Кошка же, нервно помахивая хвостом продолжает осмотр. И длится это, сука, почти 5 минут. После этого, кошка разворачивается и так же недовольно размахивая хвостом начинает спокойно и медленно выдвигаться в ППД. Вот тут Волчарку прорвало. Такого изысканного и утончённого собачьего мата я не слышал от неё уже давно.
   Кошка останавливается. Медленно разворачивается. И начинает шипеть. Волчарка чуть мехом внутрь не вывернулась от таких раскладов. Еле увёл.

   Отошли метров на полста. Волчарка пасётся и злобно поглядывает в сторону кошки. Та, спокойно сидит на тротуаре и ждёт очередную жертву. На тротуар заезжает группа детей на самокатах (да, у нас дети на всех забили, гуляют и катаются где и когда хотят). Кошка встаёт и одним движением исчезает в зелёнке. Аудиенция закончена. Волчарка в состоянии полного ахуя медленно чапает домой. У 12-го подъезда, наискосок в сторону дома перебегает кошачий подросток. Видит Волчарку и начинает по-дурному метаться, не понимая куды бечь и как спасаться. Волчарка наблюдает за ним одними глазами, тяжело вздыхает и продолжает неспешно плестись домой. У подъезда останавливается, снова смотрит на него, ещё раз вздыхает и отдаёт команду на открытие двери.

Об овчарках и детях

Осуществляем выгул. Волчарка не торопясь звездует по кустам. За кустами группа подростков. Девочке лет 14 и двум пацанам лет по 14-15. Смехуёчки-пиздюхаханьки и всё, что прилагается в таком возрасте. Волчарка делает поправку на ветер и напрямую к девочке. Девочка же, бросив всё начинает Волчарку наглаживать и начёсывать. Причём, делает это в нужных местах и с нужным усилием/интервалом. Ну, то есть явно знает как применить немецкую овчарку. У Волчарки уши в походном положении, пасть открыта, из звуков только гыыыыы.
Один из пацанов делает какое-то движение... Дальше как в кино. Гуманность - выключено, чадолюбие - выключено, не убий - выключено, уши - прижаты, холка - поднята, главный - включен. И при этом издаётся звук. Это не просто рычание. Это угроза зверя, который сейчас будет убивать. Пацанов сносит метра на три. Они явно прекрасно понимают что случилось и почему. Но при этом, на таком же уровне рефлексов и интуиции знают, что это пока лишь угроза. Девочка же стоит и ржёт над ними. Но ладонь при этом лежит у Волчарки на носу. Ковшиком. Спереди. Ну т.е. на защиту явно деточка ходила. И точно не только со своими собаками. Один из пацанов вопрошает: это "она"?. Ага, говорю, она. На что следует не менее великолепное обращение к девочке: А я так и знал! Вечно, вы, суки, между собой договариваетесь... Вот тут даже Волчарка заткнулась. Посмотрела на меня. На пацанов. Обернулась на девочку. И сделала резкий шаг в сторону пацанов. Эти ещё раз отпрыгнули. После чего последовал ещё один комментарий: Вот! Я же говорил! Самая настоящая женская солидарность.

Какие умные и начитанные дети, подумали мы с Волчаркой и пошли дальше. Девочка, отточенным движением скатала волчаркину шерсть со своих брюк и продолжила глумиться. 

Йобаный дубак...

Вернулся с работы уже под утро. Дома - дубак. По-быстрому что-то сожрал и в спать. Пока дочитываю почту, начинают доноситься странные звуки. В двери появляется Волчарка, таща в зубах ребёнкино одеяло. Ни минуты не сомневаясь в собственной правоте затаскивает одяло ко мне на кровать, ложится там же и всем своим видом говорит - 1. Накрыть. 2. Отбой.
В результате. Я под двумя одеялами, между которыми толстой прослойкой Волчарка. А днём эта звезда умелась почти на три часа гулять с соседской дочерью в Измайловский парк.

Отопление включили минут 15 назад.

Жызнь жывотных

Делаю яичницу с колбасой. Фоном, на высоких оборотах отжимает стиральная машина, идут новости. Т.е. уровень шумового фона можно себе представить. Волчарка дрыхнет у ребёнка на кровати, т.е. в самой дальней комнате. Внезапно... При погрузке порезанной колбасы в сковородку падает один кусочек и попадает аккурат в Волчаркин тазик с водой. Звука падения я не услышал. Через секунду раздаётся грохот и снося по пути холодильник и сервант на кухню влетает охуевшая немецко-фошшысская волчарка.

В. - Тут что-то упало в мой тазик! Немедленно покажи!

Засовывает борщехлебалку в тазик, засасывает кусочек колбасы и недовольно осматривается.

Я - Больше ничего не падало.
В. - Точно? А кошке в плошку?
Я - Нет.
В. - А около ведра, это не оно?
Я - Нет!
В. - Ой, а вон на доске попка от колбаски... Может уронишь, а?
Я - Нет!!
В. - А вдруг она из сковородки выпадет?
Я - Нет!!!
В. - Ну и ладно. Если что, я сплю у ребёнка.

Из под стола выходит Кошка, тщательно проводит осмотрительность, запрыгивает на кухонный стол, забирает колбаскину попку и перепрыгнув на подоконник молча и быстро её съедает.

Мораль. Пиздеть меньше надо. В смысле, меньше слов и больше дела.


Наблюденческое.

У овчарок очень острые локти. Особенно хорошо это чувствуется, когда 35 килограмм волчарятины упираются в тебя локтём с одной лишь целью - переложить башку на спящую кошку. Действует остро и бодряще.

Гуляем. Подходит дитё, лет так 10. Ходит кругами как акула, медленно сжимая кольцо. Подходит и проникновенно глядя в глаза вопрошает:

- Скажите... Когда вы разрешите мне её погладить, она ведь не будет против?
- Эээээ. Ну погладь... Узнаешь...

Дитё запускает лапы в Волчаркину шубу и начинает наглаживать.

- А она ведь не кусается?
- Нет, целиком заглатывает.
- А, ну да, теперь уже неважно.

Гы-гы. Вообще, Волчарка детей любит, но этот чем-то ей не понравился и она просто ушла в сторону. Дитё повздыхало и учапало в арку. Психуёлог блин, малолетний. Но ведь как грамотно всё оформил?

Наблюденческое...

Все же интересно наблюдать за тем, насколько различен подход к процессу появления новой жизни у взрослых и у детей.

Сегодня, а может ещё вчера, неважно, затащили Егора на операцию уже "по-боевому". Экстренное кесарево. Т.к. звер достаточно крупен, да ещё и с брахиоцефальными проблемами в виде постоянно падающей нёбной занавески, общего нежелания дышать и тазовым предлежанием обоих плодов в довесок, работали втроём. Разворачивать аппаратуру было тупо некогда. Работал по-старинке, ушами, глазами и чувством жопы. Эпидуру делал оперирующий хирург и она сцуко не срослась, в смысле, скорее всего, не туда попал. Ну да и хуй с ним. Нам не привыкать. Егору же выделили наиболее прикольную часть - уход за новорожденным.

Первый же вопрос Егора заставил ассистента уйти поплакать на приём:
- Что это, желудок?
- Нет, матка.
- Щенок был там?
- Да.
- А зачем вы его вытащили?!
- Э-э-э-э.... Делать было нехуй, прикололись на ночь глядя. Так надо, само не рожалось.


Кстати, перед этим Егор самолично собрал коробку для щенка (первый - мертворождённый). Принёс грелку и собрал гнездо.

Стою и смотрю краем глаза, что же Егор там делает... Он уже понял, что задача обтирать щена отсюда и до конца операции была ни разу не шуткой. К тому же, мои действия для него, по-моему до сих пор являются не только непонятными по своей сути, но и смахивающими на смесь шаманства и экзорцизма с некромантией вперемешку. Хотя, при моей фразе "От пизда, опять не дышит.", он уже не оборачивается, а зачем я тяну за язык - понимает. Наверное. Так вот, на мои действия он внимания не обращает. Обтирать щенка надоело, да в принципе сухой он уже был. Поэтому Егор начал нашу всеми любимую игру "вмафынки". Сам догадался. Никто не учил. Щену надоедает и он засыпает. Егор пару раз тыкает его пальцем и отстаёт. В сторону стола. Мы к тому моменту думаем, где бы напиздить качественной шовки нужной метрики.

- Это что? (Тыкает в сторону матки уже лежащей отдельно на столе)
- Дыкъ. Матка.
- Отрезали?
- Да.
- ... (Он явно о чём-то начал догадываться)

Оперэйшн закончен. Через минуту после крайнего шва зверюго кашляет и намекает мне, что шланг от кислорода это нихуя не ларингеальная маска и даже не воздуховод. И надо бы его убрать. Убираю. Минут через 10, после всех обработок, выносится зверюго, а сзади, отдельно идёт Егор и торжественно тащит дитё в коробке. Придя в ПВД, совершенно спокойно достаёт щена за шкирку из коробки, осматривает и кладёт обратно с каким-то утробным бурчанием, типа "Пойдёт".

Спокойно так. Буднично. Как будто всегда так и делал. В следующий раз поставим пупки вязать. Тоже прикольное занятие.

В связи с этим, вспоминается тётенька, которая со своим микроорганизмом ждала нас на приёме с ночного, такого же экстренного кесарева. Щенов было четыре и принадлежали они, к той же микроскопической породе. Я как раз вышел с щенами в почке. Тётка смотрела на них с диким восторгом и показывала своему зверю - Смотри, смотри, НОВАЯ ЖИЗНЬ.